Le Bulletin
de l'Alliance Française

n.4, mars 2000
Sommaire
Бюллетень
Альянс Франсез

n.4, март 2000
Оглавление
 Главная страница  Курсы французского языка  Уровни и международные стандарты  Бюллетень  Контакты

          По волнам ностальгических нот

Дама в черном      

Н.К.Шевякова, преподаватель АФ
Об этой певице столько говорили и писали, что всем казалось, что ее знал каждый. Ну хотя бы чуть-чуть. Знали ее причудливый голос, странный силуэт, ее длинные руки, завораживающий взгляд, профиль редкой хищной птицы

Эта "дама в черном", впечатляющая и волнующая на сцене, в жизни себя определяла просто: "Я не великий мэтр песни"; "Я не черный тюльпан"; "Я не поэт"; "Я не хищная птица"; "Я не живу отчаянием с утра до вечера"; "Я нисколько не коварна и не жестока"; "Я не обитаю среди черных интерьеров"; "Я не интеллектуалка"; "Я - женщина, которая живет, дышит, любит, страдает, дает, берет и поет".

Пение для этой хрупкой мужественной женщины было даром божьим, тяжкой и сладостной ношей, т.е. Судьбой. Музыка и песня давали ей силу, без которой никто не прошел бы этот путь длиною в 67 лет, который назывался ее Жизнью.

Среди парадоксов, разносимых молвой об этой знаменитой певице, были и русские соленые огурчики, и приступы гнева, и чистое веселье, и мрачная подозрительность, и резкая смена настроения, и королевская щедрость. Так что портрет в полутонах или пастельных красках - это не для Барбары.

Ее настоящее имя Моника Сер (Monique Serf). Она была вторым ребенком из четверых детей в семье эльзасца и одесситки. Родилась она 9 июня 1930 года в Париже, в богемном квартале Батинель, а детство ее было типичным для девочки из еврейской семьи, которой приходилось прятать под шарфиком желтую звезду на курточке. Да к тому же привыкшей к бесконечным переездам, сбору багажа, смене отелей, бомбежкам и преследованиям. Именно в этот период несколько родственни ков исчезло из их жизни навсегда. Все свои немногочисленные детские фотографии Барбара порвала. Писательница Мари Шэ, бывшая ее секретарем и посвятившая Барбаре книгу, спасла один из ее детских снимков. Когда певицы не стало, она раскрыла некоторые из доверенных ей секретов. Военное время осталось в памяти артистки как очень тяжелое, в котором даже дышать было трудно. И эта рана оставалась открытой всю жизнь, не заживая.

Когда семья задерживает ся на более длительный срок в деревне Сен-Марселен в окрестностях Гренобля, Моника пишет свои первые стихи. Музыка приходит в ее жизнь позже, в 1945 году, когда они поселяются в семейном пансионе в Везине, на окраине Парижа. Война закончена. Одна из их соседок, Мадлен Тома-Дюссеке, учительница пения, дает ей первые уроки музыки и сольфеджио. Пятнадцати летняя девушка поступает в Высшую музыкальную школу, два года подряд завоевывает премии за пение и всерьез решает посвятить себя искусству вокала. Она начинает с классического репертуара (Шуман, Форэ, Дебюсси...), но нужно зарабатывать себе на жизнь, и она принимает приглашение поработать хористкой в одном драматичес ком театре. Результат неожиданный: ей предлагают бросить все, чем она занималась до этого, поскольку видят в ней прирожденную трагедийную актрису. Испугавшись такого комплимента, Моника под предлогом гриппа расстается с театром. С начала 1949 года Моника Сер навсегда прячется за свой артистический псевдоним Барбара. Мало кто знает, что выбор этот не случаен, она отныне носит имя своей русской бабушки Варвары, которая долгими вечерами рассказывала своим внукам о русских степях, волках и о родне по материнской линии - циркачах, плясунах и балалаечниках.

Песня притягивает ее все больше. Девушка пробует выступать в нескольких кабаре: "Красная Роза", "У Воробышка" и т. д. Успех никак не приходит, и подрабатывать приходится совершенно другим ремеслом. Некоторое время Барбара даже моет посуду в кабаре братьев Превер "La Fontaine des Quatre Saisons", но тяжело заболевает и обречена на несколько месяцев госпитализации. Выйдя из больницы, она идет на прослушива ние в кабаре "Шлюз". Ей отказывают, поскольку девушка еще не владеет техникой эстрадного пения. Обескураженная, она уезжает в Брюссель. В течение пяти лет (1950-54) именно в бельгийской столице происходит ферментация будущего таланта. Там Барбара подружилась с художниками, а те в складчину купили для нее рояль. Всe вместе они открыли кабаре "Белая Лошадь". Барбара там и кассир, и контролер, и официантка, и, конечно же, артистка, исполняющая французские песни начала века. В 1957 году она записывает первый диск-сорокапятку, на который нет ни единого отклика. И кабаре приходится закрыть как нерентабельное, а Барбара возвращается в Париж и идет на повторное прослушивание в "Шлюз". Ее берут сначала на одну испытатель ную неделю, потом на подмену, и, наконец, с 1958 года она задерживается там на долгие 6 лет как ведущая певица вплоть до 1964 года. Начав с уже освоенного ею репертуара начала века, Барбара - натура творческая - ищет свой путь с первыми песнями Лео Ферре, Жака Бреля, Жоржа Брассенса. Уже в 1959 году она представляет публике свои собственные сочинения, скрывая, правда, свое авторство. В выпуске ее дисков прослеживается та же периодичность: "Барбара поет Брассенса", "Барбара поет Бреля", "Барбара поет Барбару". Тайна ее творчества открывается в 1964 году. А в 1965 г. Академия им. Шарля Кро (изобретателя фонографа) присуждает ей премию именно за диск "Барбара исполняет песни Барбары". И певица публично разрывает полученный диплом на мелкие кусочки, чтобы раздать их, как знак признательности, всем тем людям, которые по праву могли с ней разделить этот успех, в основном техникам.

Когда она поет в "Шлюзе", этот совсем небольшой левобережный ресторанчик становится центром притяжения. Сюда приходят послушать "Полуночную Певицу" (так прозвали Барбару). Став автором-исполнителем и выпустив несколько дисков, певица продолжает расширять поле деятельности. Ей тесно в своем кабаре. Она снимается в кино с Ж. Брелем и Сержем Гинзбуром, играет в оперетте, появляется на телевидении, а начиная с 1964 года, когда она с самим Ж. Брелем выступает в Бельгии, Барбара дает сольные концерты на лучших площадках не только столицы (Олимпия, Зенит, Шатле, Пантэн), но и совершает туры по Франции и за границей.

Несмотря на пережитые в детстве ужасы, Барбара была человеком солнечным для других и очень требователь ным к себе, как замечает ее личный секретарь. А в целом она была абсолютно счастлива, потому что делала в жизни все, что хотела. А ее мечтой с детства было стать поющей пианисткой. Работая в "Шлюзе" в начале своего артистического пути, она часто слышала нелестные перешептывания публики: "Боже, какая она некрасивая", и потому Барбара, слившись воедино с пианино (для рояля на эстраде не было места), прячась за колоннами, заполняла крошечный зал своим чарующим голосом и заставляла забывать обо всем, кроме песни. Позже, когда девушка оформилась, расправила крылья, нашла свой стиль роковой женщины, ее начали находить не только обаятельной, но и красивой.

 
  "Solide comme un roc et fragile comme un flocon de neige caressé par le soleil"
Yvonne Lebrun
 

Итак, за десять лет певица объездила полмира - Италия, Бельгия, Канада, Германия, Швейцария, Израиль, Япония, СССР, Нидерланды... - и повсюду находила горячий прием зрителей. Между поездками, во время коротких пребываний в Париже, Барбара интенсивно работает сама и плодотворно сотрудничает со своими любимыми артистами: Ж. Брассенсом, Л. Ферре, Ш. Трене, С. Гинзбуром, Ж. Мустаки, В. Шеллером, Ж. Брелем, пользуется любой возможностью, чтобы исполнить репертуар Феликса Майоля, Иветт Гильбер и других любимых певцов довоенного времени. Она берется за все, предстает в разных ипостасях, ее одаренная натура и любознательная натура обуреваема желанием познать, изведать. Она уже настолько самодостаточна, что ярлык "левый берег", так надолго приклеившийся к ней, наконец-то остается в прошлом. Эта певица отныне - вне классификации. Да разве она только певица? Музыкант, автор-исполнитель, актриса театра и кино! Диски, альбомы выходят один за другим: "Черный орел", "Волчица", "Одна" - и мгновенно расходятся. Барбара дает и сольные концерты - страстные, искренние, кристально -чистые, и работает в паре то с Мустаки, то с Брассенсом, то с Холлидеем, успевая сниматься, участвовать в телепередачах, играть в театре. Для нее 1979 год примечателен встречей с Жераром Депардье, длительное сотрудниче ство с которым приведет в 1986 г. к совместному спектаклю "Lily-Passion". Сам президент Республики приходит ей аплодировать в октябре 1981 г., и в ответ на свой зрительский восторг Франсуа Миттеран получает красную розу из рук благодарной певицы. А в 1982 г. ей присуждается Большая национальная премия в области песни. Отныне Барбара регулярно получает всевозмож ные призы, премии, знаки отличия, и не только французские. Например, за песню "Геттинген" певице была вручена премия немецкого правитель ства. Но для любого артиста высшей наградой остается признание и благодарность публики. Именно для них, своих преданных слушателей, в 1992 году Барбара начинает выпуск полного собрания своих компакт-дисков (которых более13) под общим названием "Моя самая прекрасная история любви... это вы". Публика по достоинству оценила этот щедрый дар.

Последнее время певица жила в своем доме в Преси, принимала друзей, работала, время от времени выступала со своими программами. Весь ее образ жизни утверждал миф о ее загадочности, хотя еще в 1964 году певица написала песню-автопортрет "Ни красива, ни добра" о своих контрастах. "...Для вас (публики) я - загадка, я - мрак, я - ядовитый цветок, но в действительности я нежна, я верна и нисколько не жестока". Откуда эта двойствен ность? Откуда этот черно-белый портрет? Откуда это двуличие? И жизнь, и ремесло, и законы жанра. Но прежде всего - личность. На сцене Барбара - воля, сила, концентрация, погружение, полная отдача до исступления, до жестокости. В жизни - женщина со своими пристрастиями, причудами, слабостями. Сцена - ее наркотик, жизнь - тихий сад. Но все, кто знал певицу близко, сходятся в одном: она могла быть странной и поразительно реалистичной, резкой и очень мягкой, но основу ее человеческого характера и сценического образа составляли такие черты, как интеллиген тность, искренность и огромное чувство юмора. Ее остроумие и острословие привлекали к ней друзей, а ирония и сарказм давали возможность защищаться от нападок недругов и атак средств массовой информации. Мы можем оценить точность ее высказываний в известном вопроснике "от А до Z".


Argent. Деньги - это благо, потому что их можно раздать.
Chanson. Песня - это мой яд и противоядие, моя религия и вера. И обрела я эту веру благодаря вашим письмам.
Costume. Kocтюм - это святое. Как только я в него облачаюсь, я начинаю говорить со светом. Это магия, это праздник.
Destin. Судьба мне напоминает, что по природе я цыганка. Я рождена для жизни бродячей, чемоданной.
Douleur. Боль несовместима с пением, она сразу проходит, как только я выхожу па сцену, и возвращается, когда я ее покидаю.
Ecriture. Писать я способна только после сильных потрясений.
Emotion. Волнение толкает меня к поэзии, которая для меня подобна долгожданной розе.
Energie. Свою энергию я черпаю в радости дарения. Песня для меня - ремесло в духе социального обеспечения.
Engagement politique. Я предпочитаю подписывать свои песни, а не чужие манифесты. И не делаю это даже ради своей рекламы.
Farces. Моя мечта - выйти на сцену в страусиных перьях. Обожаю шутки и розыгрыши.
Hommes. Я их люблю. Я от них произошла.
Honte. В жизни мне знакомо чувство стыда, но на сцене - никогда.
Image. Чего только я о себе не слышала! Странная, чудаковатая, таинственная. Дама в черном! Полуночная дива! Словесный бред, на самом деле я развеселая.

Imagination. Чего нет, того нет. До того, как спеть песню, я должна ее прожить. У меня полностью отсутствует дар вымысла.
Intellect. Если вы меня назовете интеллектуальной, вы меня оскорбите. Это все равно, что назвать меня блондинкой и сказать, что у меня курносый нос.
Métier. Мое ремесло прекрасное, утомительное, тяжкое, доводящее то до отчаяния, то до чуда. Это вечное приключение, сказочное путешествие.
Monde. Жить в мире, где каждую минуту умирает ребенок, а ты не можешь ничего сделать - стыдно!
Paris. Я так долго в нем жила, так его любила! А сейчас в нем трудно дышать. Утреннее пение птиц в этом городе похоже на агонию.
Peur. Я всю жизнь живу с этим чувством, но понимаю, что как только мой страх пройдет, я замолчу для песни.
Photo. Не надо меня фотографировать. Меня надо видеть вживую, наяву.
Piano. Сегодня это большая проблема во Франции. Хорошие инструменты начинают терять зубы. Всегда боишься, что тебе не повезет.
Presse. Несмотря на отменные статьи, меня сделала не пресса, а 60 зрителей "Шлюза".
Public. Она мне нужна, чтобы петь, а взамен я дарю ей свою искренность.
Révolte. Надо постоянно бороться с несправедливостью. И я - вечный бунтарь.
Solitude. Я не выбирала своего одиночества. Но одной лучше быть в одиночку, чем вдвоем или вдесятером. Одиночество - это роскошь.
Spectacle. Истинное понимание зрелища для меня - блестки.
Succès. Полного успеха не бывает. Каждый последующий вечер вносит поправки в предыдущие. В человеческом плане успех ведет к изоляции, к разрыву дружбы. Часто наши друзья нас любят за неудачи и поражения.
Télévision. Оно вас может представить так, что вами можно будет пугать детей.
Voix. Голос - вот то, что я получила в наследство от Бога и родителей, а публика помогла мне им распорядиться.

К этим ответам уже ничего не нужно добавлять, никто лучше Барбары не нарисует ее портрета. Хотя многие из великих современников, не скупясь на похвалы, сравнивали ее с Эдит Пиаф по упорству, культовому отношению к песне и профессии, а другие, наблюдая творческий процесс Барбары на сцене, поражались виртуозности, рождающейся из сплава силы и хрупкости, и называли кружевницей.

Как бы то ни было, девочка с переплетенными корнями, без детства, с голодной юностью, нашла свое место во французской культуре. Сама артистка объясняет этот феномен просто: "Если бы для того, чтобы петь, мне потребовалось пройти сквозь стену, я бы это сделала".

То, что она сделала, намного значительнее. Ее жизненная сила была так велика, что когда поползли слухи о ее смерти, просто никому не верилось. Звонили ей домой, и автоответчик еще долго отвечал ее живым, вибрирующим голосом. Потом замолчал и он. Но остались ее песни, ее темы, ее голос, ее образ. И символом образа Барбары, конечно же, стала песня собственного сочинения "Черный орел".

Un beau jour, ou peut-être une nuit,
Près d'un lac, je m'étais endormie,
Quand soudain, semblant crever le ciel,
Et venant de nulle part,
Surgit un aigle noir,
Lentement, les ailes déployées,
Lentement, je le vis tournouyer,
Près de moi, dans un bruissement d'ailes,
Comme tombé du ciel,
L'oiseau vint se poser,
Il avait les yeux couleur rubis
Et des plumes couleur de la nuit,
А son front brillant de mille feux,
L'oiseau roi couronné
Portrait un diamant bleu,
De son bec, il a touché ma joue,
Dans ma main, il a glissé son cou,
C'est alors que je l'ai reconnu,
Surgissant du passé, il m'était revenu.
Dis l'oiseau, ô dis, emmène-moi,
Retournons au pays d'autrefois,
Comme avant, dans mes rêves d'enfant,
Pour cueillir, en tremblant,
Des étoiles, des étoiles,
Comme avant, dans mes rêves d'enfant,
Comme avant, sur un nuage blanc,
Comme avant, allumer le soleil,
Etre faiseur de pluie et faire des merveilles.
L'aigle noir,dans un bruissement d'ailes
Prit son vol, pour regagner le ciel.
L'AIGLE NOIR













[ Saint-Pétersbourg francophone ]
[ Ecole de l'Alliance Française ]
[ Administrateur du site ]
Главный редактор: Алексей Сато.
Редакция: Г.М.Драган, С.З.Ластовка, В.С.Ржеуцкий.
Дизайн и верстка: Д.Иванова, Д.Лисаченко.
 
Rambler's Top100