Le Bulletin
de l'Alliance Française

n.5, octobre 2000
Sommaire
Бюллетень
Альянс Франсез

n.5, октябрь 2000
Оглавление
 Главная страница  Курсы французского языка  Уровни и международные стандарты  Бюллетень  Контакты

          Три века французского языка в Петербурге. Век XVIII
          Из досье Альянс Франсез

СМОЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ:

французская школа в русской столице

Окончание. Начало в предыдущих номерах
В.С.Ржеуцкий , преподаватель Альянс Франсез,
сотрудник Российской национальной библиотеки

Историк Смольного института Н.П. Черепнин не вполне согласен с мнением, что Смольный копировал во всем французский Сен-Сир. Он отмечал, что накануне основания Воспитательного Общества Екатерина II собирала информацию о воспитательных учреждениях для девушек в Австрии, Дании, Швеции. Кроме того, по утверждению Черепнина, выводимому им из письма Екатерины Вольтеру, императрица не разделяла взглядов мадам де Ментенон относительно лучшей методы воспитания девушек. Историк также подмечал различия Сен-Сира и Смольного и считал, что заимствования имеют чисто формальный характер. Напротив, по его мнению, в организации Общества чувствуется влияние «Projet pour perfectionner l’éducation des jeunes filles» аббата Сен-Пьера.

Но мы остановимся на сходствах, которые не единичны. Мы уже говорили о том, что, как и в Сен-Сире, в Смольном общение девушек с внешним миром было весьма ограничено, с целью, конечно, создать особый климат для воспитания Нового человека. Родители могли видеть своих детей в определенные дни в «парлуарах», но не могли заходить в «дортуары». Как и в Сен-Сире, воспитанницы были разделены на «возрасты», то есть на курсы – их было четыре, и они отличались цветом платья. Как и в Сен-Сире, воспитанницы ставили спектакли. Одна пьеса была специально написана для них Дени Дидро. Принимали же девочек в несколько более нежном возрасте, чем в Сен-Сире, в пять-шесть лет.

Согласно программе, как будто так никогда в полном объеме и не осуществленной, воспитанницы должны были изучать немало предметов, и среди них иностранные языки, с особым упором, конечно, на французский. Им было у кого учиться, поскольку в первые годы существования института среди гувернеров и гувернанток заведения вообще не было русских. Сначала было четыре надзирательницы, двенадцать учительниц и семнадцать учителей.

История «призвания» этого учительского корпуса в Россию так еще и не написана, а она была бы весьма увлекательна. Екатерина II поручила миссию набора преподавательского состава генерал-майору Бюлау. Поначалу он развернул свою деятельность в Швейцарии, но столкнулся с непредвиденными трудностями: магистрат того кантона, в котором Бюлау нанимал учителей, запретил их «вывоз» в Россию. Возможно, что Бюлау попытал счастья во Франции. Во всяком случае, среди нанятых мы встретим большое количество французских имен: Парг, Бернар, Вотрен, Берже, Буржуа и т.д. Помимо них лишь несколько англичанок и до 1772 г. ни одного русского.

Платили им немного, что дало пищу шевалье де Корберону позубоскалить в очередной раз: «Je vais parier qu’une fille de la rue Saint-Honorй, un peu stylée, arrivant en Russie, sera reçue pour maîtresse dans cet établissement. Elles ont 270 roubles de gages, et ce n’est pas assez pour avoir de bons sujets». И, если верить докладу Комиссии по учреждению народных училищ, Корберон не был абсолютно голословен: успехи учениц под руководством иностранного персонала оставляли желать лучшего. Изучение многих предметов начиналось слишком поздно, в нарушение плана образования воспитанниц. Гувернантки не умели увлечь, или преподавали им на языках, которых студентки еще не знали в достаточной степени. Более того, преподаватели некоторых предметов (в частности, упоминаются французский и немецкий языки) сами не владели предметом в нужной степени, «не говоря уже о методе». «Большая часть мещанок не могут даже правильно написать свое имя по окончании курса», «едва могут изъясняться о вещах простейших и употребительнейших». И все это под руководством мадам де Лафон, которую все тот же Корберон, не щадя, называет женщиной «qui n’a nul principe, nulle éducation».

Выход нашли в полной смене преподавательского состава. К 1783 г. из французских гувернеров в стенах Института остался только один, Жан Лельо. Его услуги были, напротив, щедро оплачиваемы. И только спустя много лет, с 1830-х гг., в Смольном снова появляются преподаватели-французы.
[ Saint-Pétersbourg francophone ]
[ Ecole de l'Alliance Française ]
[ Administrateur du site ]
Главный редактор: Алексей Сато.
Редакция: Г.М.Драган, С.З.Ластовка, В.С.Ржеуцкий.
Дизайн и верстка: Д.Иванова, Д.Лисаченко.