Ешь ананасы, рябчиков жуй... ИЗ ненаписанного дневника Париж настолько необъятен,
что когда берешься за
«перо и чернила», чтобы описать
свои впечатления от него,
толком в голову ничего не приходит –
не из-за отсутствия впечатлений,
а от их обилия. Конечно, можно было
пойти в хронологическом порядке
и восстановить «ненаписанный
парижский дневник», но такой подход
кажется банальным и до боли
обыкновенным. Ну что ж, попробую
разделить те самые впечатления
на тематические рубрики.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ГАСТРОНОМИЧЕСКИЕ

Леонид Викторович отлично знает, с каким вином что надо есть. Специалист, classe!

Собственно говоря, когда летом прошлого года на L’immeuble Нина Васильевна спрашивала, с чем у нас ассоциируется Франция, я сразу же назвала слово fromage, а затем и vin, и fruits de mer.

Отчасти ради этого я и ехала в Париж – чтобы попробовать все эти деликатесы. В этом смысле нам повезло, так как ежедневно мы проходили мимо рыбного ресторана на Place Clichy, где на лотках на улице были красиво разложены всякие разные вкусности: креветки, устрицы, улитки, лангустины, крабы...

У нас с мужем хватило смелости купить креветок, лангустинов и одного большого краба, которых мы и съели в тот же вечер (благо все они были вареными) в нашем номере в отеле, запивая белым вином. Вкус специфический, как говорил герой Аркадия Райкина. После этого мы остановили свой выбор на знакомых нам креветках, которые к тому же оказались и самыми вкусными. Лангустины уж очень по вкусу напоминают обычную рыбу, а в крабе попросту почти нечего есть, да и на вкус он суховат.

Устриц же нам довелось попробовать в ресторане на Le Réveillon, они входили в наше меню, заказанное еще в Петербурге, – все единогласно высказались тогда за съедение устриц, что и было проделано после краткого инструктажа. Сидевшая с нами за столом француженка объяснила нам, что хорошие, доброкачественные устрицы должны съеживаться, когда их поливают лимонным соком. Те, которых мы ели в ресторане, делали именно так, поэтому за наше здоровье можно было не волноваться. Что касается вина и сыра, то эти продукты употреблялись нами под руководством Леонида Викторовича Шумного, вдумчиво, по всем правилам, и сопровождались заочными путешествиями по долинам французских рек, где производят те самые вина. В общем, после таких «семинаров» и «практических занятий на местности» мы почувствовали в себе силы и знания для того, чтобы критически оценить ассортимент не одного универсама нашего города.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ЗРИТЕЛЬНЫЕ

Буйство красок. Пожалуй, так можно охарактеризовать Париж во время Рождества. Прежде всего, конечно, в глаза бросается зеленая трава. Я не в первый раз приезжаю в Европу в холодное время года, но не устаю поражаться траве, точнее ее цвету и вообще наличию. Еще одно сильное впечатление – это то, как украшены улицы в районе Больших Магазинов Printemps и Lafayette. К сожалению, у нас не было возможности сфотографировать то, как они подсвечиваются модным сиреневым цветом в то время, когда начинаются сумерки, но, поверьте мне, цвет этот просто потрясающий! Помимо цвета здесь меня поразили еще анимированные витрины. Правда, я была не одна среди «пораженных», и около витрин с игрушечным мышиным оркестром, да и около всех остальных, все время толпились как дети, так и взрослые. В общем и целом все, что мы увидели в Париже – и дома, и людей, и музеи, – все это можно отнести к зрительным впечатлениям, однако я их отнесла к впечатлениям эстетическим.

Скажу сразу, многое увидеть не удалось. К сожалению, не удалось попасть в музей Орсе, не удалось сходить в центр Помпиду, съездить в Ля Вилет или погулять по Маре. Однако многое и удалось. Удалось сходить в музей Клюни и полюбоваться дамой с единорогом, и не только ею. У меня всегда вызывают особенное восхищение предметы быта, декоративно-прикладное искусство – всякие там шкатулочки, сундуки, оклады для книг, сами книги... Удалось съездить в Сен-Дени и, несмотря на жуткий холод в усыпальнице французских королей, обойти все надгробия и навести кое-какой порядок в собственной голове, где все монархи, по правде говоря, поначалу совсем перемешались. Этому помогло, правда, еще прочтение книги под названием «Генеалогия французских королей» (на француз ском, конечно).

Ну а базилика Сен-Дени поражает своим величием и статью, если так можно сказать о соборе. Мне кажется, другим он быть и не мог, в силу той роли, которую ему пришлось играть на протяжении веков. Наконец, удалось попасть в один из дождливых дней в Лувр. Задача, хочу отметить, не из простых, так как туристов в это время года в Париже, оказывается, очень много, и все как один норовят попасть в Лувр, когда погода плохая. Пришлось отстоять очередь (не из самых длинных), как в былые времена в Эрмитаж. Памятуя о предупреждении Кирилла Ильинского, что коллекции в Лувре расположены не в хронологическом порядке, а в соответствии с неизвестными нам соображениями музейных работников, я приготовилась к тому, чтобы стоптать ноги совсем. Однако, на наше счастье, все, что нам хотелось посмотреть, находилось в одном крыле, и только к Рубенсу пришлось идти через весь музей в обход. Правда, если отойти от наших привычек и решиться пользоваться лифтом, передвигаться по музею становится значительно легче. Здесь мне удалось насладиться античностью и искусством Древнего Египта, хотя, к сожалению, не хватило времени на Древний Восток. А может, это и к счастью, ведь надо же что-то оставить и на следующий раз.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ

Эти впечатления не менее приятны, чем все остальные. Приятно, что ты все понимаешь, приятно также, что понимают тебя. К тому же в моей ситуации выбора не было – мой муж по-французски не говорит, однако задавать вопросы продавцам в магазине любит. Так что volens-nolens приходилось все эти вопросы за него задавать. Зато теперь я твердо знаю, что такое sparadrap, и что креветки продаются уже вареными, то есть готовыми к употребле нию. Правда, были и неожиданности, например, в нашей гостинице на rйception не сразу поняли, что под drap de bain я имела в виду банное полотенце – у них все называется serviette. Voilа.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ

и последние...

Пообщаться с «настоящими» французами нам удалось благодаря Нине Васильевне, правда, их было немного (пока – это же только начало!). Они, конечно, были французы «свои», и поэтому заранее относились к нам очень благожелательно и с большим энтузиазмом.

Я знаю мало людей, которые стали бы в течение нескольких часов в жуткий холод и дождь гулять с нами по кладбищу Пер-Лашез и увлеченно рассказывать о тех, кто там лежит. Еще меньше я знаю тех, кто, находясь в таком же возрасте, вообще предложил бы такую прогулку.

Не менее интересными были наблюдения, сделанные в Рождество. Наша группа привезла с собой подарки для гостиницы и ресторана, где мы в тот день ужинали. В тот момент, когда мы их преподносили, ресторанный и гостиничный начальники не знали, как им реагировать и к чему отнести этот сюрприз.

Мне, честно говоря, было их даже немного жалко, настолько они были растеряны, удивлены, а потом тронуты этим. Конечно, после этого «лед тронулся», и атмосфера в ресторане стала совсем другой, такой, что даже итальянцы, ужинавшие в одном зале с нами, уступили нам в умении веселиться. Но вот этот «момент истины» с подарками показал, как мне думается, то, что в сущности люди эти одиноки, обособлены и «зажаты» в тиски собственной независимости настолько, что им трудно понять, что подарок или доброе отношение к ним может быть не за что-нибудь, а просто так, не кому-то отдельно, а всем, кто с ними работает. А многим даже не с кем встретить этот праздник. Это не заключение и не диагноз, это всего лишь впечатление. И поскольку я надеюсь, что к этим впечатлениям добавятся новые, от следующих поездок в Париж, я сейчас читаю книги Носика и запоминаю все то, что мне необходимо будет увидеть в следующий раз, тем более что впереди еще много годовщин Альянс Франсез, а бросать учебу я пока не собираюсь.

Елена Кузьмич VI уровень
к оглавлению Bulletin N6
Alliance Française de Saint-Pétersbourg
www.af.spb.ru 
  Saint-Pétersbourg francophone  
www.fr.spb.ru
Rambler's Top100