Le Bulletin
de l'Alliance Française

n.7, août 2002
Sommaire
Бюллетень
Альянс Франсез

n.7, август 2002
Оглавление
 Главная страница  Курсы французского языка  Уровни и международные стандарты  Бюллетень  Контакты

          По волнам ностальгических нот

Grand Jacques

Н.К.Шевякова
Да, именно так прозвали Жака Бреля его друзья и поклонники. И не только из-за его роста или одноименной песни, спетой им, но и из-за места, которое этот бунтарь-бельгиец занял во французской эстраде. А поскольку Брель всю свою не очень долгую жизнь относился к тому, что он делал, как к религии, его лучший друг Жорж Брассенс окрестил его «аббатом Жаком».
Сказать, что я люблю Жака Бреля, его песни, его стиль, его игру, его образ мыслей – значит ничего не сказать. Поэтому, когда, изучая на занятии тему «Francophonie», мы встречаем имя Жака Бреля, я, естественно, оживляюсь в надежде найти единомышленников. Зачастую же мои ожидания не оправдываются, и посему я решила в этой статье восстановить справедливость, поделившись своими пристрастиями не только со своими учениками, но и со всеми читателями нашего Бюллетеня.

Этого певца-творца (он был также автором музыки и текстов своих песен) часто сравнивают с Артуром Рембо. Многое в их жизненном пути и творчестве, видимо, позволяет это делать: географическая принадлежность, девиз жизни: «Пытаться!», разрыв с семьей из-за непонимания, желание прожить и попробовать все то, что даст пищу для произведений, ранний уход из творчества, бегство в заморские страны и даже преждевременная смерть. Как Рембо по своему влиянию на литературу был больше чем поэт, так и Брель был больше чем певец. Для него самого песня не была ни средством зарабатывания на жизнь, ни способом выражения, она была его сутью, его плотью, его жизнью. Они существовали в единстве безраздельно.

Жак родился в 1929 году в Брюсселе в семье крупного бельгийского промышленника, и уготована ему была участь беззаботного и сытого наследника процветающего семейного бизнеса. Но благополучное детство в родном краю, плоском, равнинном, с серым низким небом, с пустырями, растворяющимися в туманах (так он потом пронзительно точно описал любимую Бельгию), оставило впечатление тоскливой безысходности, лишь единожды нарушенной заезжей театральной труппой. От желания изменить заранее спланированную жизнь он даже женился в 21 год. Но бунт внутри самого себя подавить не удалось, и, осознав наконец, чего хочет от этой жизни, он пробует себя на сцене. Жак делает свои первые записи в бельгийском филиале студии «Philips» на пластинках в 78 оборотов и рассылает их на радио и директорам концертных площадок. Одна из них попадает в руки Жака Канетти, который звонит Брелю и предлагает приехать в Париж. Брель бросает все и приезжает сначала на пару недель с выступлениями в кабачке «Les Trois Baudets». Здесь господствует Паташу, певица и покровительница непризнанных талантов, которая уже приютила у себя еще одного мятежника – Жоржа Брассенса. Там и зародилась дружба этих двух неординарных людей.

Итак, 1953 год оказался решающим в жизни Жака Бреля, несмотря на то что в европейском песенном конкурсе он занял предпоследнее место. Это его не обескуражило, он решил остаться и делать свою песенную карьеру в Париже.

Скандал в благополучном семействе! Отец отказывает ему во всякой финансовой поддержке, и начинающему певцу, которому хочется не только петь, но и писать свои собственные песни, приходится туго. Именно в эти годы поисков и становления он узнал нужду, о чем позже скажет:«Хочу, чтобы больше никогда в жизни мне не пришлось испытать чувство голода».

Но тяжелее всего живется людям непокладистым, норовистым, с характером и принципами. С первых песен Жака Бреля все – и коллеги, и слушатели, и журналисты – распознали в нем бунтарский дух, нежелание приспосабливаться, твердую решимость прокладывать свою дорогу в песне. Последние предрекали ему скорый и полный крах и недвусмысленно писали в рецензиях, что «в Бельгию ходят прекрасные поезда».

В ожидании все не приходящего успеха Брель шлифует свои песни, устраняя стилистические огрехи, общие места и расхожие фразы. Песен он пишет много, но не все увидят свет. В эти нелегкие три года борьбы за свою веру, правду рядом с Брелем находится его друг Брассенс. И наконец, в 1956 году с песней «Quand on n’a que l’amour» Жаку открывается путь к большой аудитории. Эта песня становится хитом 1957 года, а в 58-м певец завершает ею свое «второстепенное» выступление на сцене знаменитой «Олимпии», получив приглашение выступить в первом отделении перед Филиппом Клеем, у которого он и украл все аплодисменты, всю славу этого вечера. Прецедент подобного выступления уже имел место в 1954 году, когда Брель в той же «Олимпии» предварял выступление певицы Дамиа. Тогда его никто и не заметил. Более того, знаменитый в ту пору юмористический дуэт Пуаре–Серро на его песню «La valse а mille temps» сочинил пародию «La vache а mille francs».

Итак, в 1958 году певец стал знаменит, любим, получил свою аудиторию и право на самобытность. 1959 год закрепил все это песней «Ne me quitte pas», которая стала эмблемой его творчества.

Примерно в это же время происходят очень важные перемены в общей стилистике Бреля. Он порывает со скаутским идеализмом дебютанта, созревает как сатирик (тем самым наживая себе немало врагов, особенно в Бельгии), отказывается от гитары, с которой раньше на сцене не расставался. Он создал коллектив музыкантов-аккомпаниаторов и аранжировщиков, верных ему до конца.

Всю первую половину 60-х годов «неистовый» Брель работает до исступления: творит, выступает, ездит с гастролями по стране и за границей. Его знают и ждут с ним встречи. Этот не очень красивый, но обаятельный человек с сильным и страстным голосом, не только проигрывает, но проживает каждую фразу, каждое слово. Он никогда не обманывает ожиданий зрителей, давая по 300 концертов в год и выкладываясь на каждом из них до изнеможения. Его песни-притчи, песни-баллады – это кусочки жизни, персонажи которых несут все те недостатки и добродетели, которые характеризуют все человечество в целом. Многие из его песен названы именами их героев и героинь: «Madeleine», «Rosa», «Jef», «La Fanette», «Marike», «Fernand», «Mathilde»... Певец их не судит, он их показывает. На сцене он прыгает, бегает, жестикулирует, хохочет и даже ржет по-лошадиному, ничего не приукрашивая, не стараясь выглядеть приличным и не боясь быть смешным. Где бы ни происходило действие – в столице или в провинции, Брель так выкладывается на сцене (которую, кстати, он чтит как место святое), что всякий раз теряет в весе.

И вот на пике славы и почитания в 1966 году Жак Брель, дав серию легендарных концертов в «Олимпии», заявляет, что прекращает выступления. Некоторые исполнители любят пококетничать и, попрощавшись с публикой пышно и сентиментально, в скором времени возобновляют свою карьеру под разными предлогами. Брелю поверили сразу.

В своем творчестве он всегда был строг к себе и приучил своих зрителей к своей искренности. Он тщательно отбирал репертуар каждого концерта продолжительностью в 60 минут, ничего не менял на ходу и никогда не пел на заказ в качестве послесловия. И когда на его финальном выступлении зал поднялся после исполнения его последней песни, певец под несмолкающие овации ушел за кулисы и несколько минут спустя вышел на сцену в махровом халате, давая понять, что обещание свое он исполнил.

На вопросы друзей и журналистов, почему он оставил песню, Брель чистосердечно ответил: «Чтобы не обманывать людей. Я написал где-то 400 песен, половину из них спел. Сделано так много, что я боюсь начать ловчить и повторяться. И потом, что может быть хуже спокойной спланированной жизни в довольстве собой?! Так живут ленивцы и глупцы. Всегда интересно узнать свои пределы, что ты можешь еще. Мой первый выбор был легким, я любил музыку и любил рассказывать истории. Вот я и нашел все это в песнях. Я достиг в этом успеха. Чтобы преуспеть, нужно иметь мечты. Мечты эти следует холить и лелеять, выстраивая и воздвигая. Некоторые думают, что для успеха нужен только талант. Да, талант нужен, и он очевиден в короткий момент зрелища. В остальное же время наша жизнь — это труд, пот, слезы, дисциплина, расход энергии и здоровья».

Оставив песню, этот любитель приключений на какое-то время соединяет свою жизнь с кино: снимается в качестве актера и сам успевает снять два фильма как режиссер. Он не раз заявлял о своей любознательности и жажде узнавать и учиться. В поисках нового жизненного опыта Брель отправляется в путешествия по миру на борту своей яхты. Тогда он и открывает для себя Полинезию и остров Атуока в архипелаге Маркизы. Со своей последней любовью по имени Мэдли здесь он проживет оставшиеся годы, отпущенные ему судьбой, в маленьком домике без электричества.

В 1977 году, за год до смерти, больной раком Жак Брель возвращается в Париж и совершает свой последний гражданский подвиг. Он записывает с верными друзьями-музыкантами свой последний альбом с коротким названием «Брель». В него вошли песни о дружбе, о любви и о Бельгии – его вечные темы. Зная, что обречен, певец оставляет все права на этот последний альбом Исследовательскому центру раковых заболеваний, подтвердив тем самым однажды оброненное им в интервью: «...Я до слез люблю людей. Хороших людей так много». Количество предварительных заказов альбома составило один миллион экземпляров. Почитатели таланта певца и просто человека тоже продемонстрировали ему свою любовь и верность.

9 октября 1978 года в 4.10 утра во франко-мусульманском госпитале в Бобиньи под Парижем умер Большой Жак. До последней минуты рядом с ним находилась его ровесница, певица Барбара, с которой у них была очень нежная дружба и взаимопонимание при внешней конфликтности, как бывает часто у людей незаурядных. Похоронили певца на месте его последнего, избранного им же самим, пристанища, на островах.

Каким он был, этот неистовый безумец, отдавший свою короткую жизнь искусству, которое не принято считать высоким? В 25 лет он пришел в песню и прожил в ней 13 лет, от нуля до окончательной победы над собой, зрителями, критикой, и ушел на пике славы, чтобы увидеть и попробовать «autrement et ailleurs». Этот человек – одержимый, яростный, ироничный до сарказма на сцене – был в жизни робким, застенчивым, целомудренным и нежным. Не любил интервью, фотографий и автографов. Тем ценнее его исповедальные признания, которые я обнаружила на одной видеокассете. Он говорит о песне, о жизни и о любви:

«...Песни свои я пишу стоя, как Виктор Гюго писал стихи. Но песня – это не только три-четыре минуты самовыражения на сцене. До того – это дни, недели, месяцы созревания однажды появившейся идеи. Рождение песни – это муки и приключение».

«...Песня – это аспирин. Если на протяжении звучания песни люди забывают обо всем, значит, аспирин действует. Я же, когда пишу песню, просто расстаюсь с телом, я себя физически не ощущаю, я живу в другом мире».

«...Для того, кто пишет и исполняет песни, эта деятельность сродни эксгибиционизму. Следовательно, я – эксгибиционист, но с моральными и философскими намерениями».

«...Во время моих первых выступлений меня тошнило по три раза в день от страха. Порой это чувство приходит ко мне и в самолете, и на яхте. Главное – понять и принять свой страх. Живой всегда боится. Если ты не боишься – значит ты уже не живешь».

«...Я за любовь. Но любовь мужчины и женщины так различна. Мужчина – это кочевник. Ему всегда хочется увидеть, что находится там, по другую сторону холма. Перед женщиной он столбенеет, как перед памятником. Женщина же все просчитывает наперед.

Я не говорю, что она дурна, я говорю, что он наивен и глуп».

«...Я так и не смог понять женщин до конца, то ли из лени, то ли из стыдливости. Это прошло мимо меня еще и потому, что я слишком люблю любовь и так высоко ее ставлю, что все женщины оказываются сбоку либо ниже любви той, о которой я, сентиментальный романтик, мечтаю. А может, я чего-то не понял. Понять женщин – это такой труд!»

Да, труда в его жизни и без того хватило бы на несколько других. Но он сам свою жизнь выбрал, сам ее делал в полном согласии с устоями и взглядами цельной одержимой натуры.

Запомним его таким: высокий, стройный, всегда строго и элегантно одетый мужчина с галстуком, в начищенных до зеркального блеска туфлях, с застенчивой улыбкой и с волнением в глазах – это Большой Жак перед выступлением. Опустошенный, со слипшимися волосами, осевший и слегка ссутулившийся человек, отчего и без того длинные руки кажутся еще длиннее, но с сияющими глазами – это Большой Жак после концерта. Вообще-то он прожил счастливую жизнь. Это мы стали несчастнее, потеряв его.

Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
II faut oublier
Tout peut s’oublier
Qui s’enfuit déjà
Oublier le temps
Des malentendus
Et le temps perdu
A savoir comment
Oublier ces heures
Qui tuaient parfois
A coups de pourquoi
Le cœurs du bonheur

Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas

Moi je t’offrirai
Des perles de pluie
Venues de pays
Ou il ne pleut pas
Je creuserai la terre
Jusqu’apres ma mort
Pour couvrir ton corps
D’or et de lumiere
Je ferai un domaine
Ou I’amour sera roi
Ou I’amour sera loi
Ou tu seras reine
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas

Je t’inventerai
Des mots insenses
Que tu comprendras
Je te parlerai
De ces amants-la
Qui ont vu deux fois
Leurs cœurs s’embrasser
Je te raconterai
L’histoire de ce roi
Mort de n’avoir pas
Pu te rencontrer

Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas

On a vu souvent
Rejaillir le feu
D’un ancien volcan
Qu’on croyait trop vieux
II est parait-il
Des terres brulées
Donnant plus de blé
Qu’un meilleur avril
Et quand vient le soir
Pour qu’un ciel flamboie
Le rouge et le noir
Ne s’épousent-ils pas

Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas

Je ne vais plus pleurer
Je ne vais plus parler
Je me cacherai là
A te regarder
Danser et sourire
Et a t’écouter
Chanter et puis rire
Laisse-moi devenir
L’ombre de ton ombre
L’ombre de ta main
L’ombre de ton chien

Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas.

[ Saint-Pétersbourg francophone ]
[ Ecole de l'Alliance Française ]
[ Administrateur du site ]
Главный редактор: Алексей Сато.
Редакция: Г.М.Драган, С.З.Ластовка, В.С.Ржеуцкий.
Дизайн и верстка: Д.Иванова, Д.Лисаченко.
 
Rambler's Top100